1_prev.jpgМелодические линии птиц превосходят
воображение человеческой фантазии.
Оливье Мессиан


В мировой музыкальной литературе существует значительное число музыкальных произведений, посвященных птицам. Эти произведения касаются как певчих птиц (соло­вей, жаворонок,…), так и не певчих (ворона, журавль…). Многие птицы живут рядом с людьми и тесно связаны с жизнью человека, с человеческими переживаниями. В музыке птицы присутствуют повсюду, если вдуматься, то их благородное влияние рассыпано везде. Существовало много музыкальных инструментов, звучание которых отдалённо или приближённо напоминало пение птиц. В настоящее время лучшие синтезаторы содержат устройства, имитирующие голоса пернатых. Люди любят птиц, видят, что они, как правило,  несут в себе такие высокие чувства, как любовь, верность, нежность. У певчих птиц эти чувства выражаются звуками, мелодией.


Певчие птицы (в основном самцы) поют особенно ярко в период создания семьи, весной, после прилета на родину, к своим гнездам. После рождения птенцов они поют уже меньше, и осенью поют уж совсем тихо, а иногда и совсем не поют. В краях, где они зи­муют, их вообще часто не считают певчими птицами.
Птицы не только любят петь, они любят слушать музыку и учиться петь. Обучаются петь скворцы, кеноры, пересмешники, соловьи и т.д. У соловьев есть своя врожденная песня, но она не совершенна. Они быстро достигают совершенства, когда рядом с ними появляется хороший певец. Поэтому совершенство пения зависит от местности. Так, славятся курские, киевские соловьи.


2_prev.jpgЧасто способность птиц подхватывать мелодии способствует образованию птичьих хоров. В своё время был знаменит белорусский птичий хор из шестидесяти пернатых певцов, запевалами которого были черный дрозд Наум и курский соловей Фью-Ють. Концерты обычно начинались с проигрывания какой-либо мелодии (например, это мог быть вальс Штрауса «Сказки венского леса»). Солисты подхватывали мелодию, а на них, как на камертон, настраивался хор, в основном, из кеноров. Эти концерты передавались по минскому телевидению и пользовались огромным успехом.


Многих исследователей поражает птичий слух. Например, один пингвин сумел узнать в гуще антарктической колонии голос своей подруги, которую он не слышал в течение нескольких месяцев своего вынужденного отсутствия.
В последнее время становится всё больше и больше научных исследований музыкальных способностей птиц. Применение магнитофонной записи совершило подлинный переворот. Например, один исследователь в течение нескольких лет записал 884 варианта песни североамери­канского воробья. После анализа выяснилось, что в репертуаре воробья имеется 13 мелодий и около 200 вариаций.


6_prev.jpgОднако музыкальные способности птиц, конечно, различны. По словам одного из исследователей, по сравнению с арией отшельника-дрозда, певца мексиканских лесов, все прочие пернатые музыканты кажутся жалкими любителями. С особенным упоением дрозды поют на вечерней заре, после появления сумерек. А есть другая птичка – птичка-проповедник. Эта самая неугомонная, самая надоедливая и монотонная птичка. Один ученый подсчитал, что за день, от утренней зари до вечерней, она повторила одну и ту же песню 22197 раз. Потрясает многих исследователей и сила голоса птиц: маленькая птичка, весом меньше 100 грамм может быть солистом хора. Ночью голос ее может быть слышен за километры. Голоса у птиц крепкие, укрепляются они ещё в возрасте птенцов, когда они, попискивая, выпрашивают у родителей пищу.
В Европе самой феноменальной певчей птицей является соловей. Пение соловья так очаровывает, что в свою очередь вызывает вдохновение у поэтов, музыкантов. Еще Шекспир говорил, что роза, луна и соловей – это три вечные темы искусства. Соловей – невзрачная птичка серого цвета, чуть крупнее воробья. Весной обычно поет всю ночь, от вечерней зари до утренней, причем так самозабвенно, что к нему можно подойти вплотную, как к глухарю. Кстати, так и совершается охота на певчих птиц. Пение соловья очень характерно: с неторопливым темпом, со свистовыми, щелкающими, рокочущими звуками. Оно прекрасно скомпановано: нежные звуки сменяются громкими, радостные звуки – печальными, плавно-замирающие – неожиданными, отрывистыми. Его пение изумляет разнообразием, полнотой звука. Кажется каким-то неправдоподобным чудом, что так может петь маленькая невзрачная птичка.


3_prev.jpgБыть может, наиболее ярко о соловье написано в знаменитой сказке Андерсена «Соловей». По этой сказке было написано несколько музыкальных произведений, в том числе и Игорем Стравинским была написана опера «Соловей» и симфоническая поэма «Песнь соловья», использующая музыку первого акта оперы. В сказке Андерсена говорится, что в целом мире не нашлось бы дворца лучше, чем дворец китайского императора. Этот дворец был окружен чудесными цветами, к которым были привязаны серебристые колокольчики. Со всех концов света приезжали в столицу императора путешественники, но услышав пение соловья, они говорили: «Вот это лучше всего!». Сказка повествует о том, что пение соловья может остановить даже саму Смерть.


Естественно, что пение птиц стало предметом пристального внимания многих композиторов. В недавнее время этим особенно прославился  выдающийся французский композитор Оливье Мессиан. Он считал, что в артистической иерархии птицы являются, пожалуй, самыми великими музыкантами. Это он вводил в свои симфонии подлинные записи пения соловья. Мессиан начал записывать голоса птиц с 14 лет. Для Мессиана эти записи были ярким выражением конкретной музыки природы. Его увлекала атональность, разнообразие длительностей, ритмических фигур, мелодических фигураций, наличие множества хроматических звуков, и в тоже время – наличие содержательности в солирующем пении птиц. Мессиан расширяет возможности деятельности композитора. Если у Глинки музыку создает народ, а композиторы ее аранжируют, то у Мессиана музыку создает природа и, прежде всего,  птицы, а композитор ее аранжирует. Многочисленные рабочие записи послужили ему для создания собственных произведений. Это произведения для фортепиано, органа, других инструментов, ансамблей, концертов, симфоний. 60 лет назад, в 1953 году, Мессиан создал одно из самых замечательных произведений, симфонический дивертисмент, поэму-концерт для фортепиано с оркестром «Пробуждение птиц» («Весна»).

5_prev.jpgОн говорил, что в этом произведении «нет ничего, кроме пения птиц: все услышано в лесу и абсолютно подлинно!».  При этом он расширяет состав оркестра, вводит в него новые экзотические инструменты: китайские коробочки, челесту, колокольчики, деревянный брусок. В этом произведении фигурируют 38 птиц. Это птичий концерт в четырёх частях, отражающий время от полуночи до полудня. Великим мастером XX века Оливье Мессианом написано свыше 20 произведений, в которых использованы подлинные расшифровки пения птиц.


Во второй половине XX века в связи с развитием электроники и электронной музыки появилась тяга у многих композиторов и инструментальных мастеров к электронным имитациям. На органах французских, немецких и голландских мастеров появились видовые изобразительные регистры и среди них – такие, как Rossignol (Соловей). Регистр Rossignol есть и на новом большом органе, установленном в 2004 году в Светлановском зале Московского Дома Музыки. Изображение птиц и тяга к птичьему пению очень органично вписались в современные технологии музыкальных инструментов. Ни один электронный синтезатор не обходится без птичьих голосов. И это не говоря уже о том, что эти чарующие голоса повсюду с нами. Они проникли в приборы повседневного обихода, такие, как мобильный телефон или электрозвонок. Вспоминаю, как приехал несколько лет назад в гости к подруге и, нажав кнопку звонка, услышал пение кенора, а спустя некоторое время меня уже ждал синтезатор Ямаха – лучший синтезатор из всех, с которыми мне за всю жизнь приходилось иметь дело. Он мог и звучать как, практически, любой из инструментов оркестра, и как оркестр, и как орган, а также мог петь как соловей, кенор и дрозд!

Автор: Орлов Александр Владимирович

(0 голосов)
0 5 0